ИЗ ИСТОРИИ КИТАЙСКОГО ПРАВОСЛАВИЯ

КИТАЙСКИЙ БЛАГОВЕСТНИК

2/99

Содержание

Основная
страница

священник Петр Иванов

История возникновения
Московского подворья
Пекинской духовной миссии

Начало XX в. было отмечено значительным расширением сферы деятельности Пекинской Духовной Миссии, в чем несомненная заслуга её начальника - преосвященного Иннокентия епископа Переславского. Испытывая заметную нехватку средств для воплощения планов по распространению православной проповеди на просторах Китая, он стал основывать подворья миссии, чтобы таким образом получить дополнительную поддержку своим начинаниям. Так возникли подворья в Харбине, Дальнем, на станции Маньчжурия Китайско-восточной железной дороги, Санкт-Петербурге и, наконец, в Москве.

Нелегко было начальнику миссии найти средства для приобретения недвижимости в Москве. После долгой переписки с правительственными инстанциями он получил разрешение потратить деньги, составлявшие остаток от компенсации, выплаченной китайским правительством: Св. Синод получил эти деньги “на восстановление разрушенных во время боксерского восстания в Китае зданий Миссии”. Неистраченная часть средств в размере 200 тыс. рублей была отчислена, по определению Св. Синода от 16-24 октября 1910 г. (№ 6752) в качестве неприкосновенного фонда Пекинской Духовной Миссии и положена в Русско-азиатский банк.

Синод дозволил взять из фонда 97 тыс. рублей для оформления купчей на землю и постройки будущего подворья в Москве, чтобы имущество немедленно было заложено и деньги возвращены в банк. Можно было считать это большим достижением преосвященного, ибо в тогдашней российской практике были часты случаи, когда средства, предназначавшиеся на нужды Церкви подчас направлялись на иные цели. Например, ревнуя о вере, российский консул в Фучжоу (пров. Фуцзянь в Юго-восточном Китае) собрал в начале XX в. 25 тыс. руб. на строительство православного храма в этом портовом городе, куда регулярно заходили суда нашего дальневосточного Добровольного флота. После смерти дипломата, собранные им средства так до представителей Церкви и не дошли.

Приехав в Россию в 1913 г., очевидно для участия в праздновании 300-летия правления Дома Романовых, преосвященный Иннокентий завершил воплощение своей идеи: основал московское подворье, где в будущем планироалось устроить церковь, ацдиторию православного чтения для народа и общество трезвости. Предполагалось создать здесь специальную семинарию для китайцев, рассчитанную на 20 учеников.

Св. Синод по представлению обер-прокурора от 17 июня 1913 г. (№ 7708) рассмотрел дело о приобретении миссией земли с постройками и специальным указом (№ 12080 от 1 августа 1913г.) дал на то свое разрешение. Таким образом, с момента принятия 6 марта - 1 апреля 1908 г. синодального определения № 1631 об учреждении московского подворья Пекинской Духовной Миссии и подчинении его митрополиту Московскому и Коломенскому Макарию прошло более пяти лет. Заметим также, что выделенных Св. Синодом средств оказалось недостаточно, и, как писал впоследствии архимандрит Авраамий, один из активнейших энтузиастов православного миссионерства в Китае, часть капитала была взята “из наличных средств миссии”. Факт сам по себе замечательный, если учесть, что годовой бюджет миссии составлял всего лишь 32 тыс. руб.

Епископ Иннокентий уповал на то, что московское подворье со временем преобразуется в небольшой образцовый монастырь, где китайцы смогли бы постигать истины православной веры. С этой целью он в августе 1913 г. совершил поездку в монастыри Киева и Белгорода, дабы собрать братию, готовую подвизаться на подворье на началах строгого общежития. К сожалению, нам ничего не известно о результатах этой поездки. Можно лишь сказать, что деятельность преосвященного получила поддержку бывшего главы Пекинской Духовной Миссии, митрополита Киевского и Галицкого Флавиана, пожертвовавшего миссии 1 тыс. руб.

Купленная епископом Иннокентием земля с постройками принадлежала дворянке Агнии Ивановне Новицкой (в некоторых бумагах недвижимость числилась за ее покойным супругом Эдмундом Львовичем Новицким) и располагалась на углу Покровской и Ирининской улиц (в советское время - Бакунинская и Фридриха Энгельса), по близости от Гаврикова переулка. Усадьба имела площадь 1240 кв. сажен (2645,6 кв. м), состояла из двух дворов, на которых располагались 11 флигелей, вмещавших пять магазинов, 16 квартир и 77 отдельных комнат, в двух из коих находилась “фабрика Розе”. 3 августа 1913 г. здесь иеромонах Леонид, заведующий петербургским подворьем, освятил часовню во имя Спаса Нерукотворного.

Созидание московского подворья проходило при самом активном участии одного из самых деятельных членов 18-й Пекинской Духовной Миссии - архимандрита Авраамия (в миру Василий Васильевич Часовников, 1864-1918). Он приехал из Пекина в Москву, чтобы, выступая с лекциями о миссионерской деятельности православных в Китае, собрать средства на развитие Китайского православного братства и строительство в Пекине собора во имя 300-летия Дома Романовых.

Так, выступая в Москве 16 марта в Обществе любителей духовно-нравственного просвещения в присутствии Митрополита Петроградского Владимира, архимандрит Авраамий указывал на настоятельную необходимость подготовки миссионеров для работы в Китае. Он провидчески указывал на грядущий наплыв китайцев в Россию и на опасность наступления восточного язычества на православие.

В конце 1913 г. московское подворье возглавил иеромонах Досифей (в миру Димитрий Федорович Королев), уроженец Москвы, начинавший свой монашеский путь в 1864 г. послушником в Николо-Угрешском монастыре. В 1873 г. он был пострижен в монахи, а вскорости рукоположен в иеромонахи, после чего переведен в Высокопетровский монастырь в Москве. В дальнейшем три года состоял экономом Московской Духовной академии. Иеромонах Досифей прославился своим замечательным голосом: П.И.Чайковский признавал его четвертым лучшим тенором Европы. В течение 27 лет о. Досифей подвизался в Чудовом монастыре, где был уставщиком. В 1901 г.он перешел казначеем в Знаменский монастырь. Являлся кавалером ордены Св. Анны 3 степени. В 1914 г. о. Досифей по неизвестным нам причинам сложил с себя обязанности заведующего подворьем.

Появление часовни на подворье миссии вскоре было замечено, и благочинному 3 отделения Сретенского сорока, настоятелю Софийской, что на Лубянке, церкви протоиерею Сергию Садковскому 7 августа поступило донесение от священника Троицкой, что в Покровском, церкви Алексия Покровского. В нем, в частности, говорилось: “Будет открыта здесь Китайская семинария для приготовления миссионеров в Китай; построится пока деревянный храм, а со временем - и каменный; а пока отделали одну комнату - с Покровки - под часовню, в которой и начали служить с 3 августа молебны, всенощные бдения и обедницы... Служат монахи и имеют ли право на это - неизвестно” . Документ был приобщен к делу, ход коему был дан в связи со строительством, развернувшимся на подворье. Началось расследование. В ходе его выяснилось, что митрополит Московский и Коломенский Макарий еще 31 июля 1913 г. дал указание (№4004) “разрешить устроение временного храма при подворье Пекинской миссии”.

Строительство началось летом 1914 г. В здании, выходящем на Покровскую улицу, были сняты перегородки в нижнем этаже и помост второго этажа. Размер часовни составлял 18 кв. саженей (около 38 кв. м.), высота 2,5 сажени (примерно 5,3 м). Как докладывал архимандрит Авраамий благочинному московских ставропигиальных монастырей епископу Евфимию, архитектор-археолог В.М.Борин признал постройку прочной (акт от 15 июня 1914 г.). И вот тогда-то о. Авраамий 30 сентября 1914 г. обратился к митрополиту с просьбой разрешить освятить храм. По сообщению “Китайского благовестника”, журнала Пекинской Духовной Миссии, издававшегося в Пекине, он был освящен 18 октября архимандритом Авраамием в сослужении иеромонахов Леонида и Паисия, при чем пел хор китайцев-семинаристов. Основанием для открытия храма послужила резолюция № 4668 митрополита Московского и Коломенского Макария следующего содержания: “11 октября 1914 г. Освящение поименованного храма разрешается о Архимандриту Авраамию, для чего выдать ему антиминс”. Было установлено расписание служб: литургия в 9 час., вечерня в 17 час., а всенощное бдение - в 18 час. Для служения в храме были приставлены один иеромонах и трое певчих - китайцев-семинаристов.

Бюрократический аппарат довольно долго разбирался в том, на каком основании проводятся Богослужения на подворье миссии. Проблема состояла в том, что насельники подворья не могли представить письменной резолюции владыки Макария. Как доносил 10 августа 1915 г. в Московскую Духовную консисторию благочинный столичных епархиальных монастырей архимандрит Феодосий, текст резолюции увез с собою в Пекин епископ Иннокентий.

К 1915 г. на подворье уже имелся небольшой храм во имя Рождества Иоанна Предтечи. Точная копия старинной иконы Св. Иоанна Крестителя из Николо-Покровского единоверческого монастыря была подарена А.И. Новицкой . Всего богомольцами было пожертвовано более 70 икон, из коих и составили иконостас новой церкви после предварительной перестройки здания . В отчете о. Авраамия об иконостасе говорится несколько иначе: “иконостас резной работы с позолотою, в нем всех икон три; посредине Нерукотворенного Спаса, по бокам Божия Матери и Николая Чудотворца” . Архимандрит писал также, что “богомольцев в течение дня бывает достаточно и производится продажа свеч, икон и книг религиозного содержания”. Свечной доход составлял свыше 100 рублей в месяц, от заказных молебнов - около 40 рублей . Храм был теплый, но вряд ли мог, как сообщал “Московский листок”, вмещать 300 молящихся при столь небольшой площади.

Недовольство московских городских властей строительной деятельностью подворья было связано с тем, что большая часть строений находились в запущенном состоянии, некоторые были необитаемы, на грани разрушения и представляли опасность для людей. Пекинская Духовная Миссия планировала в дальнейшем эти постройки снести и на их месте возвести доходные дома.

Создание подворья в Москве было в значительной степени вызвано экономическими соображениями. Оно давало 17200 руб. годового дохода (при расходе 7479 руб.) , что, несомненно, являлось значимой поддержкой для Пекинской Духовной Миссии, постоянно испытывавшей материальные трудности и вынужденно сдерживавшей миссионерскую работу во многих провинциях из-за отсутствия денег. Однако была и другая причина, побудившая епископа Иннокентия открыть подворье в Москве.

Дело в том, что в начале XX в. при миссии была основана семинария, где обучались китайцы-катехизаторы. Требовалось посылать их в Россию для получения более основательного богословского образования. Еще в конце XIX в. начальник 17-й миссии - архимандрит Амфилохий (Лутовинов) испросил у Св. Синода разрешение посылать учеников пекинской православной школы (семинарии тогда еще не было) на учебу в Иркутскую Духовную семинарию. Тогда родители не решались отпускать детей в далекую Россию, а потом положение на Дальнем Востоке резко осложнилось в связи с китайско-японской войной 1894-1895 гг., сократились наличные средства миссии, и план был отложен в сторону . К идее посылки китайцев-семинаристов на стажировку в Москву вернулись уже в начале XX в.

Епископ Иннокентий стремился также к тому, чтобы в России как можно шире развернулось миссионерское движение, преследовавшее цель распространения православия в Китае, Именно для этого было учреждено миссионерское общество под названием “Китайское братство”. Устав его был передан на утверждение Св. Синода, а небесным покровителем избран Священномученик Ермоген, Патриарх Московский и всея Руси.

Во время первой мировой войны на территории подворья был открыт небольшой лазарет для раненых воинов на пять коек.

П. Паламарчук сообщает, что церковь на подворье была закрыта в 1920-х годах. Он указывает, что в этом районе имелось китайское население, исчезнувшее лишь после выселения китайской общины из Москвы в начале 1930-х годов. Изученные нами материалы Центрального государственного архива Московской области свидетельствуют о следующем. Вплоть до октябрьского переворота внутрицерковный административный статус подворья оставался неясным. Об этом свидетельствует то, что по вышеупомянутому решению Св. Синода от 1908 г. будущее подворье подлежало ведению местного архиерея митрополита Макария. В то же время П. Паламарчук приводит указание “Московского листка” о подчинении церкви и подворья “моск. Синодальной конторе” Bcя административная переписка по поводу подворья шла, таким образом, через епархиальный орган церковного управления - Московскую Духовную консисторию. Однако, как можно заметить, все рапорты о. Авраамия были адресованы монастырским благочинным, а потому становится ясно, что церковь во имя Рождества Иоанна Предтечи на московском подворье ПДМ не значилась в списках ни одного из московских сороков. Подворье видимо рассматривалось как московское представительство Пекинского Успенского монастыря.

Советская власть не сразу разобралась, что такое ПДМ и включила ее подворье в не имеющий даты “Список инославных (еврейских, магометанских и др.) зданий религиозного культа” . Из документации отдела юстиции московского совета рабочих и крестьянских депутатов явствует, что в 1918-1920-х годах особые усилия были направлены на срочную ликвидацию домовых церквей, к которым по сути относился и Предтеченский храм на подворье. Многочисленным эмиссарам отдела юстиции выдавались мандаты, разрешавшие им расправляться с церквями по собственному произволу . Тем не менее, подворью удалось еще некоторое время сохраняться. Об этом свидетельствует документ...о распределении вина. 17 января 1921 г. был распространен циркуляр НКВД “о временном порядке распределения виноградных вин”, в соответствии с которым каждому храму полагалось по три бутылки вина в год. В списке под № 23 значится “Церковь Пекинской Духовной Миссии, 1-я Лефортовская часть, Басманный район”.

Настало время изъятия церковных ценностей. В конце апреля - начале мая 1922 г. проводилось организованное ограбление храмов района Москвы, превратившегося из Басманного в Бауманский. К этому времени церковь подворья уже была опечатана. Как значилось в составленном по этому поводу 26 апреля протоколе, “...опечатана печатью Отдела Управления Московского Совета документов опричине опечатания церкви не оказалось” (нами сохранена орфография подлинника) . Очевидно это были последствия деятельности одного из бесчисленных уполномоченных, бесчинствовавших в городе. 5 и 6 мая из храма, названного безграмотным писарем “Духовной миссией Пекинского подворья”, а в другом месте “церковью Святого Иоанна Предтечи Пекинского подворья Духовной миссии”, было изъято 29 фунтов 73 золотника (примерно 12 кг 200 г) серебра и “один нательный золотой крест”. Серебряных предметов было 39: 18 различных окладов с икон, 5 венчиков с образов, 9 нательных крестов, 2 лампады и набор священных сосудов - чаша, дароносица, “дискус”, звездица, лжица. Свидетелями со стороны пострадавшей стороны стали священник Алексий Ефимов и представитель домового комитета Иван Леонтьев. Грабили - уполномоченный районной комиссии Симонов и заместитель начальника районного отделения милиции Яшин.

С тех пор в Предтеченском храме, видимо, уже не совершались Богослужения. В начале же 1923 г. здания подворья были отданы под склад имущества ликвидировавшихся домовых церквей.

В 1978 г. была снесена часть здания по Покровской (Бакунинской) улице № 30, где находилась церковь, а к 1990 г. на месте подворья образовался пустырь . Московское подворье Пекинской Духовной Миссии разделило судьбу многих храмов и монастырей России, подвергшихся осквернению и разрушению. По прошествии нескольких десятилетий была уничтожена и сама Пекинская Духовная Миссия. Ныне наступило время возрождения Православия и в России, и в Китае. Возможно, возрожденное московское подворье миссии сможет помочь развернуть православную проповедь среди китайцев.


*CommentsНазад в текст

Наверх Содержание Основная страница