ХРИСТИАНСТВО И КИТАЙСКАЯ КУЛЬТУРА

КИТАЙСКИЙ БЛАГОВЕСТНИК

1/2000

Содержание

Основная
страница

 

Иеромонах СЕРАФИМ (Роуз)

ДУША КИТАЯ

Представленная ниже статья является записью неофициальной лекции, прочитанной о. Серафимом молодым людям в Свято-Германовском монастыре в 1981 г., приблизительно за год до кончины. Поскольку он беседовал со слушателями, которые знали немного или вообще ничего о китайской культуре, то, не углубляясь в тонкости китайской философии, он построил беседу на предметах практических. Тем не менее, эта беседа для нас значима, так как дает представление о более поздних взглядах о. Серафима (Роуза) на мир древнего Китая, этические и культурные ценности которого помогли ему вернуться ко Христу в Православной вере.

Китайская цивилизация развивалась независимо от цивилизации Запада.  Китайская культура уникальна, но некоторые ее элементы удивительно похожи на традиции Западного мира. В истории Китая есть вехи, которые невероятным образом схожи с историей Западного мира, хотя между этими цивилизациями не существовало связи. Как будто это был дух времени, который одновременно достиг Рима, Китая и Индии, внешне не связанных между собой.

Согласно китайским письменным источникам, китайская цивилизация как независимая реальность, восходит к 2300 г. до Р.Х., ко времени первой императорской династии. Существуют письменные источники более ранние, вероятно, 2900 г. до Р.Х., однако никто не знает времени появления первых поселений. По всеобщей хронологии событий это, видимо, произошло после всемирного потопа.

I. Особенности миросозерцания

1. Первой характерной чертой миросозерцания китайца человека является его чрезвычайное историческое самосознание.  Поэтому у китайского народа есть анналы, восходящие к 2300 г. до Р.Х. Каждая императорская династия имеет свою летопись, которую она начинает записывать с первых дней правления. Эта склонность китайского народа - заносить в летопись все происходящее  связана с известной особенностью китайского интеллекта: записывать свою историю. Ниже мы поймем, что запись исторических событий стала также одной из основных литературных форм в Китае. Когда современные ученые посетили Китай, чтобы ознакомиться с письменными источниками, то  усомнились в их достоверности. Они увидели летопись императорской династии Шан, которая была датирована периодом с 1766 г. по 1180 г. до Р.Х. Ученые отнеслись к этой записи скептически, сказав, что столь древней династии не могло быть и что, вероятно, она никогда и не существовала. Тем не менее в начале века были обнаружены так называемые драконовы кости, которые использовались для гадания,  с их помощью  общались с духами. Ученые ухватились за эту археологическую находку и дешифровали древнюю запись на костях, датированную 1500-1700 гг. до Р.Х., был записан полный перечень императоров той династии, которой, по мнению современных ученых, не существовало.

Мой китайский учитель, профессор Жи-мин Шень, говорил, что если возникает противоречие между археологией и письменными источниками, человек должен верить письменным источникам, поскольку археология - это всего лишь земля, твои мнения и твои предположения, а письменные источники – это творения других людей, которым ты должен доверять. Такова китайская традиция.

2. Второй характерной чертой миросозерцания китайского народа является его обращенность к земле. Однажды мой китайский учитель заметил, что ум индийского народа совершенно иной, потому что индусы обращаются к небу в поисках Брахмы, духовных переживаний и т.д., а ум китайского народа всегда обращен к земле. Китайский интеллект по-своему духовен, но все же он не отрывается от существующей реальности. Иногда человек теряет связь с реальностью, но  традиционная китайская культура – никогда.

3. Третье свойство, характерное для миросозерцания китайского народа, это – приверженность традиции. Китайцы мыслят в рамках традиции, поэтому они хранят традиции прошлого. Вплоть до коммунистических времен китайцы жили так, как и их праотцы во времена Конфуция. За три тысячелетия до Рождества Христова Конфуций тоже ссылался  на обычаи древности. Почитание памяти предков, мест их захоронений и жертвоприношений – таков был жизненный уклад китайцев. Отношение к жизни оставалось неизменным, и если возникали споры, то для  их разрешения обращались к древности. «Так делали в древние времена; нам нельзя это менять.»  Если бы христианство проникло внутрь этой традиции и стало ее частью, то его влияние было бы существенным, поскольку душа китайского народа удоборасположена к христианству.

4. Есть еще один, не менее важный аспект в сознании китайского народа. По сути китайская традиция в целом – едина. Существует единство традиции, выраженное так или иначе в разных формах. Ученые, конечно же, предпочитают деление вещей, поэтому они говорят, что в Китае существуют разнообразные философские системы: конфуцианство, даосизм, культ почитания духа предков, поклонение богам и многое другое. Тем не менее мой учитель (Жи-мин) настаивал, что это все одно. В действительности, в Китае существует весьма твердое понятие об ортодоксальности: есть одно верное учение, и все общество живет в соответствии с этим верным учением. Верное учение выражено разными формами. Мой учитель совершенно четко отличал даосизм как эзотерическую сторону этого учения, а конфуцианство как социальную. Даосизм должен отражать духовную жизнь, а конфуцианство – социальную, общественную.

5. Пункт пятый заключается в том, что в центре этой ортодоксальной традиции пребывает император. Император стоял у истоков китайской цивилизации, был столпом ортодоксальности, традиции. По сути у китайского народа существовало представление о императоре как фигуре космической, вокруг которой вращается весь мир. Император не должен двигаться вообще, он только указывает, и на него работают все; этим весь мир приводится в порядок.

Император занимает уникальное место в китайском благочестии. На Руси и в древней Византии имя императора всегда писалось прописными буквами. Это можно увидеть в богослужебных книгах, изданных в дореволюционной России. Так было и в Китае. Где бы в тексте ни упоминался император, его имя должно было начинать строку. Если в середине предложения вы встречаете имя императора, то вам придется его именем начать новую строку, поскольку он является центральной фигурой. С таким глубоким уважением относились к императору.

Когда-то я думал, что, получив докторскую степень по китайской литературе, напишу доклад, в котором проведу параллель между императорами Византии и Китая. Между ними много общего. Как в древней Византии, так и в Китае император был хранителем традиции. 

В связи с культом личности китайского императора в XVII веке произошел большой скандал между императором Кан-си и миссионерами-иезуитами. В те времена китайский календарь, построенный на слабых математических расчетах, был полон противоречий, и поэтому китайцы вынуждены были просить иезуитов сделать необходимые астрономические вычисления. Благодаря своей учености иезуиты имели влияние при императорском дворе, им доверяли.

Конфликт произошел, когда иезуиты стали посещать места захоронений предков. В этих местах у каждой семьи стоял склеп, где были захоронены предки, а в склепах стояли небольшие мемориальные каменные таблички. Перед каменными табличками иезуиты кадили ладаном и читали что-то вроде молитв, свои манипуляции они называли гражданской панихидой, а не религиозным обрядом, и император был доволен таким объяснением. Об этих действиях иезуитов донесли в Рим, и Папа объявил, что это – религиозные обряды, и что их нельзя совершать. Узнав об этом, китайский император пришел в ярость от того что, «заморский» диавол осмелился диктовать – что есть что, – хотя он (император) уже объявил, что это не религиозные обряды, и что иезуиты могут их совершать. Это было началом конца для иезуитов; их изгнали. Все это происходило до середины XVII в.

6. И еще один главный аспект миросозерцания китайского народа - это глубокое осознание ими социальных отношений. Во времена Конфуция на Западе были известны имена Платона и Сократа, которые говорили о таких абстрактных предметах как красота и любовь, не увязывая их конкретно с человеческими взаимоотношениями. Однако философское учение Конфуция не говорит о этих вещах абстрактно; они переплетаются с отношением человека к своему отцу, матери, старшему брату, младшему брату, к старикам и молодым. Существует целая иерархия отношений, и каждый человек включен в эту иерархию. Конфуцианство учит, что если ты хочешь быть хорошим правителем в обществе, начни со своих отношений с отцом, сыном, братьями и семьей, с дальними родственниками, с отношения к деревне и провинции, с отношений с князем (во времена Конфуция население Китая делилось на княжества) и, наконец, с императором, который над всеми, а значит – с Небом.

Таковы основные особенности китайского миросозерцания.

II. Язык

Китайский язык совершенно отличен от западных языков. Изучив славянский, греческий, санскрит и языки романо-германской группы, ученые обнаружили, что эти языки имеют общие корни. Иногда слово из санскрита встречается в современном русском или французском языке. Однако корни слов в китайском языке не имеют ничего общего с этими языками. Очевидно китайский язык близок к тибетскому. Также и японский язык совершенно не похож на китайский.  Он ближе к турецкому, чем к китайскому. Если рассматривать лингвистический аспект, то  и произношение в китайском языке строится абсолютно иначе. Чтобы исследовать общие языковые корни, необходимо обратиться к самым ранним временам, которые нам известны.

Способ написания китайских иероглифов по своему происхождению похож на египетскую иероглифику – это язык картинки. Так как многие слова невозможно изобразить картинкой, то китайский язык стал развивать способ передачи понятий посредством картинок. И изображали они очень искусно. Определенная картинка обычно ассоциировалась с определенным звуком. Например, слово «дерево». Для изображения слова, созвучного этому, нужно было нарисовать дерево. Позднее, во времена Конфуция и после него, китайцы развили целую систему, в которой слово имело два элемента: то, как оно произносится и что оно обозначает.

Слово «человек» изображается человеческой фигуркой с двумя ногами (таково изображение в наши дни). Если над картинкой поставить штрих, то получится человек с распростертыми руками, что будет означать «большой». Если добавить штрих над штрихом, то иероглиф уже будет означать – то, что над человеком, то есть «небо». Эти слова произносятся по-разному, и каждое из них надо искать в словаре в статье «человек».

Слово «гармония», изображается как ящик без дна, внутри которого находится квадрат. Этот небольшой квадрат обозначает слово «рот» (в древних изображениях этот квадрат был похож на небольшой рот). Благодаря такому изображению, мы понимаем, что подразумевается нечто, имеющее отношение ко рту, точнее, людей, гармонично общающихся. Изображение наружного ящика означает, что это слово произносится иначе, чем само слово «рот».

Естественно, что китайские иероглифы выписаны кисточкой, которая делает штрихи различной толщины. Существует стройная система китайских иероглифов.

Словари в Китае появились достаточно рано. До нашего времени сохранился словарь, составленный в 100 г. н. э. по так называемой корневой системе. Первое слово этого словаря написано с одной чертой, и оно означает «один». Каждое другое слово, имеющее общее со значением «единичность» или имеющее такой же штрих, следует искать под словом «один». Потом второй корень и т.д. Увеличивая число штрихов, вы, наконец, доберетесь до самых сложных иероглифов таких,  как «дракон», «лошадь», «рыба», «скорпион» и «черепаха», которые имеют двадцать или тридцать штрихов. Такая словарная система также прочна, как и алфавит, к которому мы привыкли.

Китайский народ очень рано развил систему рифм. Мы можем воссоздать произношение в древнем китайском языке, потому что китайцы сохранили собрание таблиц, рифм и начальных букв и словари рифм, датированные 500-600 гг. н. э.

Древнейший китайский язык, известный нам, – это язык лаконичный, который передает многое несколькими словами. Один из моих китайских учителей говорил, что китайский язык – один из древнейших, потому что в этом языке вообще нет грамматики, то есть нет наклонений, спряжений или грамматических времен. Отсутствуют разные формы одного и того же слова за небольшим исключением (например, в древнекитайском  слова «я» и «мне» выражены разными формами). Не различаются даже глагол и существительное. Часть речи определяется по расположению слова в предложении, поскольку все зависит от порядка слов в нем. На первом месте в предложении всегда стоит  существительное, на втором – глагол, а на третьем – дополнение. Зачастую ни существительное, ни дополнение не употребляются,  таким образом, предложение состоит из одного слова, из которого мы должны понять смысл предложения. Естественно, что смысл предложения понимается по контексту.

III. Философские учения древнего Китая

Китайские письменные источники, сохранившиеся до нашего времени, восходят ко временам Конфуция1 и ранее.  Все великие философы жили в V веке до Р.Х. Мы будем говорить о величайших из них: о Конфуции и Лао Цзы.

Сначала рассмотрим книгу Лао Цзы, которая называется «Книга Пути и Благодати» («Tao Teh Ching»). Это – глубоко философское сочинение. Книга небольшая по размеру, но глубокая по содержанию. Мы утратили такую глубину мысли. Первая строка этой книги начинается словом Tao (Дао), которое означает «Путь». Это понятие стало сердцевиной философского учения Лао Цзы, как и понятие Logos на Западе. Дао означает центр вселенной, путь жизни.

Книга начинается словами:

Tao, означающее и «путь», и глагол «идти по пути»;

Kuh – «мочь»

Tao

Fe«не»

Ch'ang«постоянный»

Tao.

Все вместе читается: «Tao kuh tao fe ch'ang tao». Как это интерпретировать? Высказывание озадачивает, потому что его можно перевести по-разному. Основной глагол – kuh («мочь»), но за глаголом «мочь» должен следовать другой глагол. Поэтому слово, следующее за kuh, т.е. tao, должно быть глаголом; а слово, стоящее перед kuh, т.е.  тоже Tao, должно быть существительным, т.е. объектом предложения. Таким образом предложение звучит так: «Путь, по которому можно следовать, не есть путь постоянный». Обычно это высказывание переводится: «Путь, по которому можно идти», или: «Путь, который можно выразить как Путь», или: «Путь, который путепроходен, не есть постоянный». Или еще: «Путь (тропа), по которому ты можешь идти пешком, не есть путь неизменный». Эта тропа есть нечто, куда ты можешь позволить себе ступить, но не можешь дать определение этому.

В этом выражении Лао Цзы, конечно же, использует прием парадокса. Многие его высказывания отличаются парадоксальностью, к примеру: «Знающий не говорит; говорящий не знает,» и «Как ты узнал это? благодаря этому!» В другом месте он пишет: «Стягивают во втулку тридцать колесных спиц; это – центральное отверстие, делающее колесо полезным.» Разве спицы вращают колесо? Нет, пустота в середине. Без этой пустоты нет движения – спицы могут лежать на земле без движения. Они приходят в движение лишь благодаря пустоте.

Несмотря на то, что многие считают учение Лао Цзы мистическим, я полагаю, что оно относится к разряду естественных. Язык его высказываний предельно понятен. Лао Цзы намеренно употребляет образы, которые вуалируют высказывания, поскольку он хочет передать нечто, что не является точным традиционным учением.

Интерпретируя такие тексты, как «Книга Пути и Благодати», китайцы говорят, что прежде всего ты должен прочесть комментарии, а затем найти учителя, который, предположительно, научит тебя этим понятиям. Китайцы настаивают, что знание этих понятий должно быть передано учителем лично. Они считают, что ты не можешь получить знания только из книг, потому что только учитель может передать учение, изложенное в этих книгах.

А теперь обратимся к поучениям Конфуция:2

«Учитель сказал: «Отец жив, наблюдай его стремления.»  Здесь Конфуций говорит не об отце, а о сыне. Когда жив отец, смотри насколько сын ему послушен, как сообразует свои стремления с желанием отца, какова наклонность его стремлений. Посему это поучение можно перевести так: «Когда жив отец, смотри, к чему склонен сын.»

Следующая строка читается так: «Отца не будет, смотри на его поведение.» Это следует понимать так: когда отца не будет, смотри на поведение его сына.

«Три года отсутствуют изменения в нормах отца, это можно назвать сыновней почтительностью.» Другими словами, о сыновней почтительности можно говорить, если в течение трех лет сын хранит традиции отца. Это означает, что сын верен своему отцу. В представлении Конфуция сыновняя почтительность - вещь основополагающая: сын должен быть верен своему отцу.

Вот еще одно высказывание, достаточно известное:

«Учитель сказал: «Десять и пять, стремление учиться.» Это означает: «Когда мне было пятнадцать лет, я направил свое стремление, чтобы учиться.»

«Три, десять и остановка.» Другими словами: «Когда исполнилось тридцать лет, я стал неизменен.» Это значит, что он вступил в жизнь. В тридцать лет сформирована жизненная позиция.

«Четыре, десять, и нет сомнений.» То есть: «Когда исполнилось сорок, я не сомневался, у меня не было больше сомнений.»

«Пятьдесят, и знаю указ Неба.» То есть: «Когда исполнилось пятьдесят, я узнал волю Неба.»

«Шестьдесят, и ухо послушно.» Здесь подразумевается, что его слух стал послушен тому, что говорит Небо.

«Семьдесят, и следую тому, что желает сердце, не преступая правды.» То есть: «Когда исполнилось семьдесят, я следовал желанию моего сердца, не преступая того, что есть правда.» Иначе говоря, он достиг совершенства. Что бы он ни пожелал, это  уже было желанием Неба.

Некто спросил Конфуция: «Что такое сыновняя почтительность?» Ответ был такой: «Родители заботятся о том, чтобы их дети не болели.» Здесь несомненно подразумевается следующее: так как твои родители много заботятся о тебе и любят тебя, когда ты болен, то и ты должен показать им свое уважение. Таков скрытый смысл высказывания.

Некто еще спросил о сыновней почтительности, и учитель сказал: «Сыновняя почтительность сегодня – это значит поддержать своих родителей, но собаки и лошади тоже  по-своему поддерживают.» Иными словами, поддерживать – дело не только человеческое. Но как отличить одну поддержку от другой? То есть родителей должно не просто поддерживать, но и почитать.

Так Конфуций учит основам любви.

«Учитель сказал: "»Если человек бережно хранит свои старые знания, чтобы постоянно пополнять их новыми, то он может быть учителем других.» Это – отличительный знак тех, кто на деле любит знание: он постоянно приобретает новое знание, не разменивая старое; и тем самым он может учить других.

В учении Конфуция есть также концепция о благородном муже. Некто спросил его: «Кто есть благородный муж?» Учитель сказал: «Он действует, прежде чем скажет, и говорит сообразно со своими действиями.» То есть, он действует осознанно. Он не останавливается, чтобы подумать и вычислить.

«Учитель сказал: «Научение без мысли – напрасный труд. Мысль без научения – опасна.» То есть, если ты многое узнал, но не составил своего мнения, то потратил время впустую. Слова «Научение без мысли» означают – обучение без рассуждения и впитывания того, что изучаешь. Слова «мысль без научения – опасна» –  означают, что ты должен быть дисциплинирован и иметь верное учение.

«Учитель сказал: «Изучение чужеземных учений поистине вредно.» То есть, следует изучать лишь традиционные учения.

Некто спросил его: «Что есть знание?» и учитель сказал: «Ты хочешь, чтобы я научил тебя, что такое знание?» Если ты знаешь предмет, будь тверд в том, что ты знаешь. Если ты не знаешь предмет, согласись с тем, что не знаешь. В этом – знание, т.е. основание знания.

Известны четыре книги поучений Конфуция о том, что надо говорить правду, быть честным, любить своих родственников, быть послушным и т.д. В своих поучениях Конфуций постоянно цитирует высказывания, взятые из книг древности как основных источников древнего мира. Одна из них – книга поэзии, которая, подобно  Псалтири, передавала чувства человека. Эта книга восходит ко времени царя Давида-пророка (около 1000 лет до Р.Х.). Другая – книга историческая, в которую вошли летописи всех династий, а также книга обрядов и др.

(Вопрос) Есть ли в его учении нечто, что противоречило бы христианскому учению?

(Ответ) Конфуций принимал участие в жертвоприношениях, что было частью государственной системы вплоть до ее конца. Тем не менее, он был против обрядов, которые напоминали человеческие жертвоприношения. Во времена Конфуция существовал обычай вместе с телом умершего князя класть в гробницу небольшие глиняные фигурки.2 Это было отголоском древней традиции приносить в жертву людей. Ко времени Конфуция эта традиция исчезла окончательно. Однако Конфуцию не нравилось даже то, что могло ее напоминать, поскольку это противоречило одному из основных положений китайской этики – «человеколюбию».

Учение Конфуция стало основой китайской этики. Оно имеет много общего с учением Сократа – будь честен, искренен, праведен, не иди против совести, умри за правду, если потребуется.

Сам Конфуций занимал невысокую чиновничью должность в небольшой провинции. Однажды к нему пришел некий человек и предложил взятку, сказав: «Никто не узнает.» Но Конфуций ответил: «Я знаю, ты знаешь, небо знает. Кто не знает?»

Его учение гуманно. Он говорил о жертвоприношениях, но не в религиозном аспекте. Конфуций никогда не говорил о богах, он говорил о Небе. Он считал это глубоко личным переживанием. Один из его учеников возражал против принесения священного животного в жертву, что было связано с днем инаугурации каждый первый день месяца. (В Китае  каждый месяц в жертву приносят овцу.) Учитель сказал: «Ты жалеешь овцу. Мне нравится церемония. Пусть овца прольет кровь».

В учении Конфуция также есть правила этикета, т.е. как себя вести в той или иной ситуации, когда находишься в обществе. Естественно, что позднее эти правила поведения стали общепринятыми в Китае: ты должен знать, когда следует склонить голову, когда предложить руку и т.д. Нормы этикета стали системой, эмоции внешне почти не проявлялись; считалось, что эмоции – дело личное. Так стало в более поздние века, но в древности было иначе.

Конфуций говорил, что по характеру музыки вы можете понять душевное состояние человека. Прослушав музыкальное произведение, можно определить безнравствен народ или благочестив.

(Вопрос) Что можно сказать о китайской музыке?

(Ответ)  Я мало знаю о китайской музыке. Звучит она проникновенно. Всего несколько звуков передают глубокие чувства. К ней надо привыкнуть, прежде чем ее поймешь. Во времена Конфуция существовала музыкальная классическая традиция, обычно музыка сопровождала танец  и исполнялась при императорском дворе.

IV. Краткая история Китайской империи

История Китая делится соответственно годам правления династий.  Время правления самой древней династии восходит к 2300 г. до Р.Х. Это была династия Ся. Предположительно, это было время правления князей-мыслителей. Одну из династий Конфуций считал идеальными правителями. Наследственная преемственность власти начинается с династии Ся. Наступает эпоха династий. До этого периода страной правили просто благочестивые люди. Вероятно, каждый правитель избирался предыдущим.

Во времена до Рождества Христова было всего три династии: Ся (около 2300-1700 до Р.Х.), Шань (около 1700-1100 до Р.Х.) и Чжоу (около 1100-200 до Р.Х.).  Китайский народ того времени не имел контактов с внешним миром, анналы того времени весьма скудные. Власть не была централизованной;  Китаем правил один князь, правда, он был фигурой номинальной. Китай той эпохи славился, в основном, искусно выполненными предметами из бронзы, которые  использовались для совершения  жертвоприношений. Многие из этих предметов сейчас хранятся в коллекции Grundage в музее в Сан-Франциско, это одна из лучших коллекций искусства Китая. В музее есть экспонаты нескольких основных видов сосудов, в которых хранилось зерно, вино и.д.

Во времена правления династии Чжоу начинается эпоха философии и литературы: Конфуций, Лао Цзы. В эти годы все государство распадается на мелкие княжества. В Китае того времени не было единого правителя. В последние годы правления этой династии, ближе ко времени Конфуция, князья постоянно воевали друг с другом.

К концу этой эпохи, 200 г. до Р.Х., появился человек по имени Ши-хуанди, которого мы знаем как Первого Императора. С него начинается время правления династии Цин, которое длилось только около 15 лет. Он объединил страну: объехав все княжества, он убил князей и захватил всю землю. Он создал культ своей персоны и стал искать эликсир жизни. (Это было излюбленной темой императоров-идолопоклонников в Китае – они всегда искали средство, которое могло бы сделать их бессмертными.) В конце концов император Ши-хуанди умер от отравления эликсиром, который, как он полагал, мог дать ему бессмертие. Он считал, что будет жить вечно, и его царствование продлится 10 000 лет. Этот император ревниво относился к славе Конфуция, который умер 200 лет назад, но авторитет его все еще был высок. По всеобщему признанию со времен Конфуция было положено начало древней традиции: если ты веришь учению Конфуция, то пребываешь в гармонии с древностью.  Поэтому он (император) распорядился, чтобы сожжены были все конфуцианские тексты. Ничего не должно было остаться от древней культуры: только – он, и он будет диктовать, как жить Китаю. (Само название Китая произошло от фамилии династии Ch'in.)  Чтобы избавиться от культуры древних времен, вместе с текстами были сожжены или похоронены заживо и ученые. Если бы эта династия осталась править, то у нас не было бы тех древних источников, которыми мы располагаем. Император Ши-хуанди умер, не оставив наследника. Крайне развращенный евнух его двора попытался захватить власть, но он не нашел поддержки. К власти пришла династия  Хань.

Династия Хань правила в период с 200 г. до Р.Х по 200 г. после Р.Х. Династия известна своей приверженностью к искусству. Время правления этой династии делится на два периода: ранний и поздний. Затем наступило время с 200 по 600 г. после Р.Х. Как и на Западе, это было время мелких царств или воюющих княжеств: разделенные языческие княжества без централизованной власти. Период с 600 по 900 г. после Р.Х – время правления династии Тан – это еще одна династия, известная своей любовью к искусству; приблизительно с 900 по 1200 г. после Р.Х. – время Сунской династии. Затем с 1200 по 1300 г. наступил перерыв – у власти была Монгольская династия. С 1300 по 1600 г. – династия Мин, известная изделиями из фарфора. Последнего императора этой династии звали Константин. Когда он был крещен и принял католическую веру, династия была упразднена. Маньчжурская династия стала последней – с 1600 по 1900 г.

Почти каждая династия правила около 300 лет – это естественный возраст для династии. К власти приходил новый человек, все изменял, затем наступало время упадка, и его кто-нибудь свергал.

(Вопрос)   Чем отличается древняя китайская философия от греческой?

(Ответ)  Греческие философы древности пытались определить, из чего состоит вселенная и что первично. Они задавались вопросами абстрактными, а китайские философы просто дали учение как жить. В этом небольшое различие. Китайские философы не размышляли, откуда все произошло, что было первоэлементом – огонь или вода. Их интересовали межличностные отношения. Они приняли культуру  глубочайшей древности, и не очень-то интересовались ее происхождением.

Примечания

[1] "Конфуций" от латинского написания "Confucius" . Его имя обычно произносится  Кон-фу-цы (Con-fu-dze). Также принято произносить не "Менций", а Мэн Цзы (Mung-dze).

2 Приводя цитату из учения Конфуция, как и в случае с "Тао Тeh Ching", о. Серафим экспромтом делает перевод древних китайских иероглифов.

3 Такие захоронения действительно были найдены в Китае. Во времена после Конфуция в Китае правил император, которого называли "Первый император Китая". Вместе с императором были захоронены керамические фигуры в натуральную величину, изображавшие армию солдат в обмундировании, с лошадьми и оружием.

Наверх Содержание Основная страница